Марксистская группа

КЛАССОВАЯ ПОЛИТИКА

"Революционные социалисты" на службе у "революционной буржуазии"

18 апр 2013

С начала “арабской весны” прошло уже больше двух лет, но процессы, начавшиеся с восстания в Тунисе, не закончились. В Египте долю ответственности за то, что там опять надо бороться теперь уже с новой властью, пришедшей в результате протестов и последовавших за ними выборов, несут “левые”. И дело тут не только в том, что “левые” пока не представляют собой силы, достаточной для организации масс, способной возглавить протесты и провести революционные преобразования.

Одним из условий настоящей социальной революции, а не очередной смены декораций - замены диктатора Мубарака на “демократически избранного” президента Египта Мурси, пожелавшего наделить себя диктаторскими полномочиями для “защиты революции” - является организация пролетариев, независимая от буржуазных сил.

Массы имеют опыт уличной борьбы с мубараками-тантави-мурси, во главе уличных протестов “левые”, но при этом они же пока показывают и обратные примеры - примеры того, как, несмотря на свой “левый” имидж и риторику, они фактически выступают в поддержку класса капиталистов.

В статье “Египет: два года революции” российская секция международной организации “Комитет за рабочий интернационал” (КРИ) так описывает ведущую “левую” организацию в Египте:

“В этой ситуации даже самая маленькая, кажущаяся ничтожной организация может, при условии правильной стратегии и тактики, стать центром кристаллизации протестной борьбы, достучаться до новых свежих слоев и привлечь их под свои знамёна, в совместной борьбе и работе с другими левыми группами сформировать с ними единый фронт и, в конечном итоге, ту революционно-социалистическую альтернативу, которая так необходима.” <…> “И такие группы и организации есть в Египте, например, группа «Революционный социализм», с которой мы активно сотрудничаем. Сейчас они вынуждены развиваться с трудом, часто продвигаясь на ощупь, преодолевая как многочисленные объективные трудности, так и внутренние противоречия, собственные ошибки и эмпиризм. Всё это так, но одно можно сказать наверняка: только в них заключается надежда и спасение египетской революции <…>”.

Но могут ли “Революционные социалисты” быть примером такой организации?

9 июля 2012 года в газете “Socialist Worker” было опубликовано интервью с одним из основателей “Революционных социалистов” (Sameh Naguib):

“Победа Мурси, кандидата от “Братьев мусульман” - это большое достижение в победе над контрреволюцией и государственным переворотом. На данный момент это настоящая победа для масс египтян и настоящая победа для египетской революции.”

Пять месяцев спустя, 24 ноября 2012 года “Революционные социалисты” выступили с заявлением по поводу упоминавшейся выше конституционной декларации президента Мурси:

“Сегодня с Мохамеда Мурси и его организации “Братья мусульмане” слетели все маски, они продали революцию, для них революция - только средство для того, чтобы занять места во власти. Они, вместе с остатками старого режима, - две стороны одной монеты - тирании и враждебности в отношении народа.”

Как объяснить такую быструю смену позиции? Сами “революционные социалисты” этот поворот не объясняют, словно стараются забыть о нем: “революция, которая, к сожалению, поместила Мурси во власти” (“Socialist Worker” [U.S.], 30 января с.г.). В этом умолчании скрывается тот факт, что эта организация поддержала кандидата от “Братьев мусульман” Мурси во втором туре президентских выборов в прошлом году. Можно ли назвать это всего лишь “ошибкой” “революционных социалистов” и возлагать на них такие большие надежды, как это делает КРИ?

Возникает вопрос о том, как вообще этим “марксистам” пришло в голову поддержать этих исламистов, убивающих “левых” активистов, выступающих за ограничение прав профсоюзов и арест организаторов забастовок. “Братья-мусульмане” с самого начала играли реакционную роль в этих событиях, поначалу никак не участвуя в восстании, и позже характеризуя армию как “народную”, разоружая тем самым рабочих. После свержения Мубарака они открыто поддержали военное правительство, осудив протесты, направленные против него, обвинив “секуляристов и коммунистов” в их организации.

Сторонники принятого решения приводят в обоснование такие аргументы: поддержка Мурси - это “удар по старому режиму” (“Socialist Worker” [Britain], 2 июня 2012 года), “Братья мусульмане” - это аналог массовой реформистской рабочей партии, тактика поддержки которых в некоторых случаях может иметь смысл, после выборов правительство исламистов было названо “переходной стадией” “нашего революционного проекта”.

После изменения отношения к Мохамеду Мурси, “Революционные социалисты” вошли во “Фронт национального спасения”, “народный фронт”, объединяющий буржуазных противников Мурси, таких, как либерал Мохамед Эль-Барадеи (заявлявший перед восстанием: “Египет стоит накануне взрыва”, “армия должна вмешаться для спасения страны”), бывший кандидат в президенты националист Сабахи и бывший министр иностранных дел при Мубараке Мусса.

“Революционные социалисты” привлекли молодёжь своей активностью на улицах, но их тактика оставляет желать лучшего. Два года назад, когда у власти был “Высший совет вооружённых сил” во главе с Тантави, они распространяли ложные иллюзии в отношении армии.

Мустафа Али, один из создателей РС: “Несмотря на свои репрессивные меры, члены Высшего совета вооружённых сил Египта понимают, что восстание 25 января в определённом отношении изменило Египет раз и навсегда. Генералы понимают глубину революционных чувств среди бедных и они поэтому не намерены пытаться вернуться к тому, что было до 25 января” (“Socialist Worker” [U.S.], 31 мая 2011). В действительности все произошло наоборот - репрессии только возросли.

Позже, другой активист РС в своём интервью так объясняет настоящую причину: “В феврале или марте в случае, если если бы вы скандировали против армейских генералов, вы могли быть линчёваны протестующими, а не военной полицией. Многие люди верили в ложь и пропаганду армии о том, что они последняя защищает революцию” (newsocialist.org, 10 декабря 2011 г.). Марксисты должны выступать против подобной лжи и настаивать на политической независимости пролетариата. Здесь “социалисты” показали иной подход - хвостизм (оппортунистическая тактика следования в хвосте событий, приспособления к отсталым, стихийным элементам движения) и апелляция к мнению “народа”.

Существует мнение, что в итоге “египетская революция” потерпела поражение. Но в январе 2011 года не было революции как коренного социального преобразования, поскольку капиталисты как были, так и остались у власти, сменились их представители во власти, но остались репрессивный и идеологический аппараты - армия и религия. Освобождение египтян не может быть осуществлено буржуазией или в альянсе с буржуазными силами. У рабочего класса достаточно бойцов и силы для того, чтобы самостоятельно проводить свою политику, не ограничивая себя интересами других враждебных ему классов, вопрос лишь в организации и в верной программе действий. Эта задача требует захвата власти рабочим классом, ставящим задачу распространения своей победы на всю Северную Африку, Ближний восток и в империалистические центры Европы.

Кроме поддержки Мурси во втором туре, “Революционные социалисты” призвали “Братьев мусульман” к формированию правительства широкого национального единства. против “фашизма” режима Мубарака. Это отдалённо напоминает позицию, которой придерживались местные питерские “революционные социалисты” из “Российского социалистического движения”, когда после парламентских “выборов” в декабре 2011 года они в своей листовке призывали к созданию временного правительства из оппозиционных партий, “левые” призывали, по сути, к поддержке буржуазного правительства. Члены РСД отстаивали эту позицию так: мол, наше время другое, его нельзя сравнивать с временами столетней давности, когда большевики не поддерживали временное правительство, поскольку это было правительство министров-капиталистов. Не отказались они от неё и в 2012 году: в летнем дискуссионном лагере, организованном “Федерацией социалистов” и РСД, отстаивалась все та же позиция - это было прогрессивным требованием для развития движения, сейчас (лето 2012 года) это требование неактуально.

Мы считаем, что марксисты в своей тактике должны исходить из следующего принципа:

Борьба за власть требует безусловной политической независимости рабочего класса от партий, политических представителей и агентов господствующего класса капиталистов. Пролетариат не может прийти к власти и осуществить социалистическую программу путём политически ослабляющих его компромиссов и союзов с представителями других классовых интересов, независимость от которых должна являться условием создания революционной рабочей партии. Поэтому при оценке политических организаций в качестве сторонников или противников капиталистической системы решающим критерием для нас является не эпизодическая позиция по какому-либо вопросу, а история, программа, перспектива, классовая основа и политическая ориентация партии в целом.