Марксистская группа

КЛАССОВАЯ ПОЛИТИКА

Интервью марксистской группы "Классовая политика" (МГКП) "Революционной коммунистической интернациональной тенденции"

6 ноя 2017

Interview with Marxist Group “Class Politics” (MGKP) to “Revolutionary Communist International Tendency”

Какой вы видите нынешнюю политическую ситуацию в путинской России?

На каждый из этих вопросов надо по-хорошему отвечать отдельной статьёй. Но, поскольку у нас нет на данный момент подобных материалов, есть только задумки и планы, ответим пока кратко.

В России установился авторитарный режим, служащий интересам крупного капитала. Недавно исполнилось 18 лет с тех пор, как мистер Путин получил власть в стране, и уже выросло целое поколение, незнающее в качестве фактического главы государства никого, кроме этого “национального лидера”. Часть этого поколения сейчас только приходит в уличную политику, и несменяемость власти - одна из причин, по которыми они выходят на улицы.

Но при этом неверно считать этот режим “тоталитарным” или стабильным. Несмотря на официальные данные опросов, говорящие о высоком уровне поддержки Путина россиянами, режиму приходится прибегать к фальсификациям результатов выборов и к оголтелой пропаганде в СМИ. Связано это с неуклонным ростом оппозиционно настроенных по отношению к существующей власти, и происходит это в первую очередь из-за падения уровня жизни за последние три года из-за ухудшения экономической ситуации в стране.

Эта относительная неустойчивость режима компенсируется тем, что в РФ нет не только подлинной революционной партии рабочего класса (такой партии сейчас нет нигде в мире), нет в ней и реформистской (как и любой другой буржуазной) рабочей партии, рабочий класс не организован, а партии мелкой и средней буржуазии невелики, идут за более организованным классом - буржуазией и не пользуются пока большой поддержкой. В результате, становится возможным принятие таких законов, как “пакет Яровой”, продающий россиянам тотальную слежку за ними в качестве меры безопасности.

Ближайшее крупное политическое событие, которое, судя по всему, будет сопровождаться массовыми протестами - это очередные “выборы” президента Путина весной 2018 года. Скорее всего протесты будут сопровождаться репрессиями со стороны властей, что может спровоцировать рост недовольства и радикализацию масс. Признаки подобного преследования можно видеть как в постоянном давлении на организованных сторонников Навального (судебное преследование, избиения, арест помещений, оргтехники и агитационных материалов), так и в появившейся недавно тенденции - ФСБ, политическая полиция (центры по борьбе с “экстремизмом”) при участии провластных “казаков” - срывают летние лагеря “левых” организаций и феминисток (3 случая за один месяц с географией: Крым, Краснодарский край и Подмосковье).

Какова роль буржуазной оппозиции?

Буржуазная оппозиция представлена несколькими организациями, имеющими мелкобуржуазный характер. Наиболее ярким её представителем и, по сути, возглавляющим большую её часть является Алексей Навальный, создающий региональные штабы для ведения своей избирательной президентской кампании по всей России, главным пунктом которой является борьба с коррупцией во власти. За последнее время им удалось под этим лозунгом организовать ряд крупнейших акций, которые смогли вовлечь новых людей в политическую борьбу.

В этих протестах массово участвуют школьники и студенты.

Этот подъём политической активности обусловлен в первую очередь резким снижением уровня жизни масс, которое произошло с 2014 года.

Считающиеся левыми партии и организации в целом не готовы перевести этот рост недовольства в русло классовой борьбы за власть. В результате недовольные отданы на откуп оппозиционной фракции буржуазии. Именно она сейчас способствует политизации масс, направляя недовольство “коррумпированными политиками” в выгодное капиталистам русло.

Какие самые значимые протесты рабочих и бедных произошли за последние 12 месяцев?

Если бы мы характеризовали протесты дальнобойщиков, как рабочий протест, как это делают некоторые “левые”, то мы привели бы их в качестве примера при ответе на этот вопрос. Но мы не относим участников этих протестов к рабочему классу. В них в основном принимают участие самозанятые водители, работающие на собственном или арендованном транспорте. Наёмные водители крупных транспортных компаний не участвуют массово в этих протестах.

В определённом смысле протесты водителей большегрузных автомобилей можно отнести к протестам бедных, если учесть, что в Дагестане, например, большинство подобных водителей не работают по найму в крупных компаниях, поэтому введение налога, против которого они выступают, сильно бьёт по их доходам и то, что в Дагестане высокий официальный уровень безработицы, что говорит о низком уровне жизни там.

Можно предположить, что в условиях, когда отсутствует организованный массовый протест рабочих и бедных, недовольство последних находит косвенное выражение в митингах Навального. Большинство недовольных своим положением и уровнем жизни винят в этом не агонизирующую капиталистическую систему, а “плохих политиков”.

Несмотря на то, что мы не можем привести примеры значимых с нашей точки зрения протестов за прошедший год, значимым мы считаем то, как меняется география протестов в России в целом. Согласно данным Центра социально-трудовых прав, в 2017 году практически завершился процесс распространения протестов почти по всем регионам РФ (прежде протесты регистрировались в большинстве регионов), что создаёт предпосылки для единых выступлений.

Каково состояние профсоюзного движения в России? Существуют ли какие-нибудь независимые боевые профсоюзы?

По-прежнему о профсоюзах россияне либо не знают, либо считают профсоюзами псевдопрофсоюзы Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР), являющиеся наследниками (и идейными и унаследовавшими собственность) бюрократических “профсоюзов” ВЦСПС (Всероссийского центрального совета профессиональных союзов). Субъекты ФНПР не являются профсоюзами даже по формальным причинам - Международная организация труда (МОТ) определяет профсоюз как организацию, объединяющую работников, отдельно упоминая организации работодателей. Несмотря на то, что РФ ратифицировала конвенции МОТ, в ФНПР нередко в одном “профсоюзе” состоят одновременно и работники и те, кто ими управляет в процессе их эксплуатации. В качестве иллюстрации этого можно привести такой пример: как-то наш товарищ при устройстве на работу на промышленное предприятие (находящееся под контролем государства) увидел в отделе кадров такую картину: на стене рядом с рабочим столом работника отдела кадров висело напоминание - не забыть предложить поступающему на работу вступить в профсоюз. Как правило, подобные “профсоюзы” занимаются предоставлением путёвок в санатории и выдачей подарков на праздники, вот и вся, в основном, “профсоюзная работа”.

Говоря о ситуации с рабочем движением надо сказать о том, что в России повсеместно распространена неофициальная занятость: на 2014 год 22,5 млн трудоспособных россиян не были зарегистрированы в системе соцстрахования, т.е заняты неизвестно чем, помимо этого значительная часть официально оформленных работников получает серую зарплату. Соответственно эти люди не только не могут вступить в профсоюз, но и не могут отстоять даже самых базовых трудовых прав. Эта ситуация выгодна национальной буржуазии.

Мы не считаем, что профсоюзы могут быть независимыми от той или иной идеологии. Иными словами, руководство профсоюза может быть либо под влиянием буржуазной идеологии и соответствующих партий, либо под влиянием пролетарской партии. Поскольку революционной партии рабочего класса, являющейся носителем пролетарской идеологии, сейчас нет, всё профсоюзное движение в РФ сейчас зависимо от господствующей буржуазной идеологии и только небольшая его часть может быть названа формально независимой от партий.

Если считать боевыми профсоюзами те, что активно отстаивают экономические интересы работников: в частности, пропагандируют и используют забастовки как средство борьбы, то да, можно сказать, что такие профсоюзы есть - это Конфедерация труда России (КТР). О том, независимо ли это объединение, можно судить по тому, что заявил президент КТР Борис Кравченко в конце 2011 года по поводу расстрела протестующих рабочих-нефтяников в Жанаозене (Западный Казахстан), когда он обвинил Комитет за рабочий интернационал (КРИ) в провоцировании властей Казахстана на эти действия. Есть и пример политической эволюции известного профсоюзного деятеля Алексея Этманова (Межрегионального профсоюза “Рабочая ассоциация” (МПРА)), когда он сначала “всегда поддерживал КПРФ на выборах”, потом гарантировал, что за “Справедливую Россию” будут голосовать все 4 тысячи членов МПРА и члены их семей, а закончил тем, что на последних выборах оказался в избирательных списках Яблока. О какой независимости тут можно говорить?

Какое у вас мнение по поводу ситуации в Чечне? Какая у вас позиция по этому поводу?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо начать с отношения разных частей общества к этому вопросу. Националистическая риторика состоит в том, что Россия, якобы, платит дань Чечне за проигрыш в войне в виде дотаций из бюджета, мотивируя это тем, что Кадыров был в вооружённом сопротивлении (которое, благодаря пропаганде, большинство считает бандитским), а затем переметнулся к федеральным силам. Сторонники этой позиции утверждают, что вооружённое подполье и кадыровцы, а также весь чеченский народ это одно и тоже. На фоне крайней чеченофобии в обществе эта нелепейшая позиция не встречает почти никакой критики (кроме официальных путинских патриотов). Как аргумент они используют то, что кадыровцы пользуются кажущейся неограниченной властью в Чечне, когда они не допускают представителей центральных аппаратов МВД, ФСБ и прокуратуры, что противоречит всяким представлениям о законности. Либералы в своей риторике используют это как популистский аргумент в пользу своей позиции, что в России, якобы, феодализм, и выступают за переход к «настоящему» капитализму, представляя Кадырова феодалом. Так, Алексей Навальный недавно высказал широко распространённый аргумент, что Чечня получает самые высокие дотации среди всех регионов РФ. Это неверно, и чтобы это проверить, достаточно просто поискать ответ в интернете, но за много лет не многие удосужились это сделать, все верят в миф о самых высоких дотациях для Чечни.

Есть также правозащитная позиция (её, в частности, разделяют российские ЛГБТ-организации в связи с ситуацией с геями в Чечне). Они говорят о тотальных нарушениях прав человека, пытках, массовых ложных обвинениях в терроризме и репрессиях в отношении родственников обвиняемых и при этом их требования ограничиваются требованием обеспечить действие российского законодательства в Чечне. Также они апеллируют к ЕС и т. п. организациям, но о причинах нарушений законности не говорят.

В то время как в реальности эти причины состоят в необходимости поддержания оккупационного про-путинского режима Кадырова в Чечне. Чеченский народ на протяжении столетий вёл непримиримую борьбу за независимость. Поддержание оккупации в таких условиях требует крайнего репрессивного контроля с одной стороны и одновременно имитации самостоятельности чеченского народа с другой: практически все представители российского режима - чеченцы (впрочем это тактика всех оккупантов, ставящих в качестве наместников местных), изображающие заботу о поддержании чеченских традиций (иногда слишком рьяно) и представляющие себя в роли защитников чеченского и всех остальных народов от дискриминации, а также поборников «традиционных ценностей».

Кадыров активно использует противопоставление США и России, утверждая, что любая оппозиция, требования соблюдения прав человека и прогрессивные тенденции в обществе - это козни «Запада» во главе с США. С другой стороны, буржуазная оппозиция, кивая на Кадырова, пытается выставить всех чеченцев варварами, решающими все вопросы вооружённым путём и будто бы они виновны в том, что Путин до сих пор находится у власти (по данным Центризбиркома в Чечне за Путина голосует порядка 98%). Среди буржуазной оппозиции есть устойчивое мнение, что все чеченцы поддерживают Путина, чем она сама же и закрывает чеченцам путь в свои ряды, а потом жалуется на отсутствие открытой её поддержки в Чечне.

У нас мало информации и мы не знаем всей картины: численность противников режима, степень их организованности и объединяющая их идеология неизвестны в первую очередь по причине закрытости чеченского общества из-за кадыровских репрессий.

Мы признаём право наций на самоопределение вплоть до отделения, но это не значит, что марксисты всегда поддерживают его реализацию.

В случае Чечни мы выступаем за освобождение чеченского народа от власти ставленников Путина. Сделать это может только сам народ Чечни, помочь ему в этом могут остальные народы РФ, сменив существующий в России режим. Но распад крупных государств ради создания множества маленьких национальных буржуазных государств не может являться целью марксистов. Наша цель - социалистическая федерация народов Кавказа.

Как вы оцениваете классовый характер российского капитализма? Вы считаете Россию полуколонией, субимпериалистом или империалистическим государством?

Российская федерация - империалистическое государство, которое отличается тесной связью крупного монополистического капитала с госаппаратом.

Ведущими отраслями российской экономки, кроме военной, являются энергетические — нефтяная и газовая. Эти отрасли в силу своей специфики имеют также политическое значение.

По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), за период 2012-2016 годы поставки обычных вооружений в мире достигли самого высокого уровня за весь период после окончания «холодной войны». На мировом рынке оружия Россия занимает второе место после США: 33% и 23% соответственно. Причина этого в том, что СССР вкладывал большие средства в производство вооружений, в результате чего был создан огромный комплекс по производству и разработке всех видов оружия (одной из главных задач СССР было любой ценой стать лидером в гонке вооружений). Военная авантюра в Сирии служит полигоном для испытания новейших видов оружия и боевой подготовки армии. Благодаря этому «выявляются сильные и слабые стороны нового вооружения, вносятся улучшения в конструкцию», заключается множество новых контрактов на поставку оружия, меняется тактика и улучшается подготовка военных лётчиков. Российская пропаганда, не стесняясь, подчёркивает этот факт.

На обслуживание долга крупнейшей в мире нефтяной компании “Роснефть” выделяются огромные средства (после того как её лишили возможности получать долгосрочные кредиты в банках стран присоединившихся к санкциям). При этом причина появления долга — скупка долей в зарубежных монополистических нефтяных компаниях. Цель - борьба за влияние на нефтяном рынке. Все предприятия атомной отрасли РФ входят в госкорпорацию «Росатом». В 2016 году Госкорпорация «Росатом» занимала первое место в мире по количеству энергоблоков АЭС заграницей. Технической особенностью реакторов АЭС, является то что они могут работать только на российском ядерном топливе и в течении всего срока эксплуатации АЭС стране-покупателю придётся покупать его у РФ. Множество заказов объясняется ещё и тем, что РФ полностью кредитует строительство и обслуживание. Сами кредиты часто прощаются в обмен на политические услуги.

Последние три года российский империализм переживает подъём. Особенно заметно импербуржуазия увеличивает своё влияние в странах Восточной Европы, на Ближнем Востоке и в странах СНГ. Создан империалистический Евразийский Союз, как средство для усиления гнёта, ограбления и эксплуатации трудящихся стран бывшего СССР и некоторых других стран. Всё это сопровождается усилением российской военной машины, что не обходится без наращивания шовинистической и милитаристской державной пропаганды, эксплуатирующей символы Российской Империи и Советского Союза.

Российский империализм пользуется все большим авторитетом во всем мире. Там, где это возможно и где возникает ослабление хватки местной власти или где местная буржуазия вынуждена под давлением классовой борьбы или кризиса изменить свой курс, РФ начинает активно влиять на внутренние дела этой страны. Так происходит на Филиппинах, в Молдавии, Болгарии и Катаре. При этом, естественно, происходит как обострение межимпериалистической конкуренции с США, ЕС и Японией, так и всё большее сближение с империалистическим Китаем. На наших глазах происходит стремительное формирование новых политических блоков, которые неизбежно столкнутся и породят ещё не одну войну.

Что вы думаете о военной интервенции в Сирию и поддержке режима Асада?

Поддержка режима Асада и военная интервенция связаны напрямую с интересами российского капитала. На данный момент Россия активно увеличивает своё экономическое, политическое и военное влияние в Сирии. Расследования журналистов показывают, как именно приближенные к госаппарату РФ бизнесмены получают под свой контроль нефтяные и фосфатные месторождения. При этом сами буржуа не скрывают использования собственных частных военных формирований. Целью военных операций является получение контроля над нефтедобывающими районами. Нефть по подписанным контрактам получат российские империалисты.

Все это происходит при одновременном усилении контроля над военным аппаратом Сирии, который, по свидетельству военных РФ, в большой мере контролируется ими, что вызвано не только военной мощью РФ, но и явным нежеланием местного населения служить режиму Асада.

За время своей военной авантюры в Сирии российский режим приобрёл колоссальный авторитет и влияние на Ближнем Востоке. Крупные региональные силы, такие как Турция и Иран, де факто вынуждены проводить закулисные переговоры с Россией по многим вопросам. При этом обе эти страны вступают в непосредственную конфронтацию с США и ЕС, что толкает их в обозримом будущем к вступлению в стратегический военно-политический союз с блоком РФ-Китай.

Как вы характеризуете официальную коммунистическую партию Геннадия Зюганова (КПРФ)?

КПРФ является коммунистической только по названию. Это буржуазная партия, являющаяся одной из опор существующей власти в РФ. По сути, эта партия дискредитирует коммунистические идеи, выдавая свою мигрантофобию, раболепство перед РПЦ, русский национализм, буржуазный патриотизм и державный сталинизм за марксизм нашего времени. КПРФ не ориентируется на рабочее движение. Скорее, это в основном партия патриотически настроенных граждан, пенсионеров, ностальгирующих по СССР. Со временем происходит сокращение влияния КПРФ и, возможно, оно станет в будущем ещё меньше, чем сейчас, но, несмотря на это, власть будет поддерживать эту партию как одну из её опор.

Вы можете дать обзор левых? Насколько мы знаем, в России есть несколько ортодоксальных сталинистских партий, а также несколько троцкистских групп.

Cитуация в “левом” движении определяется не случайным стечением обстоятельств, а объективными условиями, которые сложились в РФ. В СССР десятилетиями господствовала официальная идеология сталинизма. После крушения СССР вместе с этой идеологией многие стали искать информацию об истории своей страны и ответы на возникающие у них вопросы. Большинство из тех, кто не выбрал либерализм и сталинизм, искали ответы в религиях, сектах, антинаучных теориях, конспирологии. Также в то время была распространена (и продолжает сохраняться) общая апатия и почти полное отсутствие любой борьбы, и, как результат, скептическое отношение к возможности что-либо изменить.

В РФ появились малочисленные, в силу описанных выше причин, секции международных политических организаций. Так, в Россию были импортированы прерванные сталинизмом коммунистические традиции. Но эти международные организации привнесли не только положительное, они принесли с собой и присущие им недостатки, оппортунизм, в результате чего, после череды отколов от них вправо, в РФ появились наследники этих материнских организаций, ушедшие вправо ещё дальше. Причин этому несколько: российские организации получили эти принципы как нечто внешнее, они не имели опыта применения их на практике в условиях отсутствия массового рабочего движения, соответственно они не понимали их смысла в наших условиях. Дрейф вправо проявлялся в том, что после перехода к независимому от международных организаций существованию, эти организации отказывались от сковывающих их принципов ради погони за “широкими левыми”, с целью по-быстрее создать массовую “левую” организацию.

Всё это было обусловлено отсутствием массового рабочего движения в стране после окончательной потери иллюзий о возможности поворота истории вспять - о реставрации СССР, существовавших у масс. Кроме того, “левые” были непопулярны в частности и потому, что они стойко ассоциировались со сталинистами, патриотами, русским националистами и фашистами - именно такой была физиономия у защитников “советского” Верховного совета в 1993 году. Сюда же можно добавить также и то, что из-за наследия сталинского СССР марксизм стал не популярен как теория, представлявшаяся большинству потерпевшей поражение на практике.

Можно так кратко сформулировать условия возникновения оппортунизма в российском “левом” движении. Это: малочисленность “левых” активистов, их низкий теоретический уровень, отсутствие серьёзного опыта участия в массовых движениях, в том числе и по причине отсутствия широкого рабочего движения в РФ.

Активисты оказываются в замкнутом круге - крайне малая численность в невыгодных условиях не даёт вести полноценную деятельность - что не даёт возможности привлекать новых людей или улучшать внешние условия. Пытаясь выйти из этого круга многие наращивают численность любой ценой. Для не разбирающихся в теории это кажется хорошим выходом, но на деле это лишь усугубляет порочный круг.

Следствием общего низкого уровня развития движения является множество проблем, от отказа защищать угнетённые группы (например, это относится к РРП и Левому Блоку), до терпимости к сексизму в своих рядах, не оставляющей женскому движению другого выбора, кроме как отделения от таких «левых».

Часто встречается пренебрежение безопасностью. Для связи и обмена информацией используются такие ненадёжные средства, как вконтакте, Телеграмм, Скайп, электронная почта, сайты организаций не используют протокол https. В соцсетях некоторыми открыто публикуются фотографии членов организации и видеозаписи собраний. Не применяются доступные средства шифрования, что также характеризует уровень развития “левого” движения. У сторонних людей, когда они заходят на их странички в социальных сетях, возникает ощущение (зачастую оправданное) несерьёзности этих политических групп. Их чрезмерная открытость и постоянное желание сообщать даже о рутинной внутриорганизационной деятельности вызывает недоумение и облегчает работу буржуазному репрессивному аппарату. И это не технический вопрос для политической организации, тем более революционной.

Цель любого революционера противоположна целям правящего режима, что, естественно, провоцирует репрессивный аппарат. Поэтому коммунистов, не стремящихся усложнить ему работу, а, напротив, облегчающих, сложно назвать революционерами.

В целом, многие организации пытаются выдать себя за партии, либо за крупные политические организации, но по факту их деятельность не идёт дальше пропаганды и часто не имеет чётко выраженной политической линии. Вот один из вопросов, разделяющий “левых” в РФ и мире: является ли РФ империалистическим государством. “Рабочая платформа” (откол от РСД) так не считает, как и многие сталинисты. ММТ, хоть и со множеством оговорок, в материалах на своём сайте фактически выступает на стороне российского империализма, поддерживая ДНР и ЛНР.

Те “левые”, что признают империалистический характер РФ, не выступают за её поражение в войне в Сирии.

Кроме этого, организации, претендующие на следование традициям большевизма, на деле не применяют тактики единого фронта и не борются за полную переходную программу в рабочем и других движениях.

Некоторые организации в погоне за массовостью организуются в форме блоков. Как, например, “Левый Блок”. Но даже в этом случае численность и влияние подобных организаций остаются ничтожными. Тут также сказывается поверхностное понимание того как организовать блок и какие задачи он должен выполнять. На деле вся деятельность блока часто идёт в виде деятельности отдельных организаций в него входящих, как если бы самого блока не было.

В большинстве “коммунистических” организаций доминирует сталинизм, при этом самого разного сорта. От апологетики Сталина до мутаций, которые пытаются сгладить противоречия между Сталиным и Троцким. Ярким примером последних являются “Ленин Крю”, которые конструируют понятия наподобие “деформированного социалистического государства”.

При этом есть организации, которые неосознанно используют тактику сталинистов либо в силу низкого уровня понимания тактики большевиков, либо из-за оппортунизма. Так, “Леворадикал” движется все дальше от сталинизма на уровне идеологии, поддерживая при этом сектантскую тактику сталинистской КПГ (компартии Греции).

Чтобы дать характеристику троцкистских организаций, надо начать с вопроса о том, какие группы можно назвать троцкистскими. Тут можно привести аналогию с КПРФ - как она имеет название коммунистической, но ей не является, так и группы, называющие себя троцкистскими, не являются таковыми.

Так, многие псевдотроцкистские организации не придерживаются тактики единого фронта, тактических и стратегических наработок первых 4 конгрессов 3 интернационала. Можно ли их назвать после этого троцкистскими?

Часть из них это делает в силу банального незнания и непонимания работ классиков марксизма, другие попросту являются оппортунистами. Например, российская ячейка ММТ вместе с РРП и другими “левыми” организациями сознательно скрывает свою символику на массовых митингах. Псевдо-коммунистов из РСД правильнее было бы назвать социал-демократами (они считают “социалистической” программу лейбориста Корбина) под маской марксистов. При этом их оппортунизм носит совсем поверхностный и непродуманный характер. Так, их программа содержит подряд признание права народов на самоопределение и тут же правый империалистический экономизм - по их мнению маленьким регионам, таким как Чечня, не следует отделяться, поскольку они не смогут вести самостоятельную политику из-за своего малого размера и слабой экономики.

“Социалистическая альтернатива”, российская секция Комитета за рабочий интернационал (КРИ), продолжает “славные” традиции КРИ - если в США их товарищи поддерживали на президентских выборах представителя буржуазии Сандерса, СА в РФ вот уже несколько лет оказывает поддержку кандидату от партии Яблоко.

В РФ нет пролетарской партии. Большинство так называемых “левых” партий являются оппортунистическими или сектантскими. Кроме того сталинизм по-прежнему господствует в “коммунистических” кружках а “троцкистские” организации являются большевиками-ленинцами только по названию.

Каковы, по вашему мнению, главные пункты революционной программы классовой борьбы для ближайшего времени?

Мы считаем, что создание программы революционного рабочего класса - дело партии рабочего класса, которую ещё только предстоит создать. Небольшая марксистская группа может лишь выработать принципы, на основе которых может быть создана предпартийная организация. Вот ключевые пункты, которые, на наш взгляд, должны быть основой нового (хорошо забытого старого) революционного движения:

  • За независимость рабочего класса!
  • За борьбу против оппортунизма и реформизма в рабочем движении!
  • За применение тактики единого фронта в рабочем и других движениях!
  • Создавайте организации, которые станут основой для создания революционной партии рабочего класса!
  • За создание международной революционной организации!
  • Организуйте борьбу за полную переходную программу в профсоюзах и других организациях!

Спасибо за интервью!

МГКП